Львовская трагедия: обнародованы результаты предварительного расследования

0

Львовская трагедия: обнародованы результаты предварительного расследования Львовская трагедия: обнародованы результаты предварительного расследования

Разумеется, природные катаклизмы потому и называют стихийными бедствиями, что их, как правило, нельзя предугадать. Но очень часто можно с уверенностью говорить, что ущерб от катастроф мог быть и меньшим, если бы не бесхозяйственность, нерадивость, а то и просто халатность чиновников. И тогда за спасателями приходят следователи.

В Украине события уходящего лета сделали Генпрокуратуру одним из главных ньюсмейкеров страны. Это связано с расследованиями причин скныливской трагедии, аварий на украинских шахтах, разоблачениями злоупотреблений в энергетической отрасли и новыми поворотами в резонансных делах прошлых лет.

А на минувшей неделе средства массовой информации сообщили о том, что ведется расследование так называемого дела оборотней – преступной группировки, в состав которой входили и милиционеры. На её счету не меньше 7 убийств. Новые подробности дела обещают обнародовать уже на следующей неделе.

А в предварительном расследовании причин Львовской катастрофы практически поставлена точка. В понедельник о первых результатах работы комиссии Президента лично проинформировал ее глава Евгений Марчук. А в среду, впервые после аварии стала достоянием прессы расшифровка данных “черного ящика”. Разумеется, профессиональную оценку им могут дать только эксперты. Поскольку в переговорах пилотов много специальных терминов. И тем не менее даже неспециалисту, из расшифровки становится ясно, что версии об отказе двигателей и неожиданном сбое в системе управления машиной не подтверждаются.

Свои выводы государственная комиссия по расследованию причин авиакатастрофы должна представить до 15 сентября. Такой срок назначил Президент Украины. Впрочем, с предварительными результатами Леонид Кучма уже ознакомлен. О них в Форосе в течение полутора часов докладывал Евгений Марчук. Вряд ли окончательные выводы будут сильно отличаться от тех, которые уже предоставлены президенту.

Глава госкомиссии встречался на этой неделе и с представителями масс-медиа. На пресс-конференцию Евгений Марчук пришел с планами и картами. Но журналистам показал только фрагмент – информация секретная. Еще предстоит ответить на множество вопросов, и выяснить некоторые детали, чтобы восстановить ход событий, предшествующих трагедии. Что же касается самой катастрофы – то здесь все ясно. При помощи компьютерного моделирования удалось в 3-х мерном пространстве воссоздать полет СУ-27 от запуска двигателей до взрыва.

Евгений Марчук, председатель госкомиссии/по расследованию причин авиакатастрофы: “Технічний огляд літака – це підтверджено комісійно, великою комісією з 18 чоловік, з залученням фахівців -… що всі системи літака працювали нормально. Друге. Залишилися цілими і вилучені всі три прилади – так звані прилади об’єктивного контролю. Це по-перше так звані чорни скриньки – запис пілотів з керівниками польотів та диспетчерами. Вин запуску двигунів до вибуху літака – всі вони відфіксовані. Висновок – літак був керований до вибуху”.

А в руки журналистов попали расшифровки записей черного ящика. Для удобства мы решили их озвучить. И если верить этим данным, 27 июля ситуация в воздухе развивалась так.

12 часов 40 минут 30 секунд. (Сообщение с земли) Яцюк: “2000 метров, тонкая, есть кучевочка порядка 2-3 балла. Погода хорошая, видимость более 10 километров”.

Второй пилот Егоров: “А вот смотри, Володя, тут такая погода”. Топонарь: “Возьми пока управление”. Егоров: “Взял”.

Топонарь: “Визуально километров 10. Разрешите снижение дальнейшее”.

Третьяков: “Да. Наблюдаю 152 вас, по заданию снижение разрешаю”.

Егоров: “Вова, оттриммеруй самолет и давай с трехсот метров. Вова, не будем, зачем нам туда?..”

Топонарь: “Нормально”.

Яцюк: “152, я Лаванда площадка: наблюдаю, работу разрешаю”.

Сигнал бортового компьютера о снижении на опасную высоту (на протяжении 5,5 секунды).

 

Егоров: “У нас остаток с тобой большой. Понимаешь?”

Егоров: “6 тонн. Понимаешь?”

Топонарь: “Где зрители?”

Егоров: “Не знаю, где они”

Топонарь: “А, вон, вижу”. Егоров: “твою мать…! С правой стороны нет!”

Топонарь (земле): “Пилотаж влево выполняю”. Егоров: “Ну что, пошли?”

(Команда с земли) Яцюк: “Влево, влево”.

Егоров: “Включай”.

Егоров: “Пошли”.

Сигнал о снижении на опасную высоту.

Егоров: “Бочка”.

Егоров: “Хватит — угол”.

Голосовой информатор: “Борт 42, скорость предельная”.

Егоров: “Поворачивай”. Голосовой информатор: “Борт 42, предельный угол атаки, предельная перегрузка”.

(Команда с земли) Яцюк: “Поворот”.

Егоров: “Выворачивай.”.

(Команда с земли) Яцюк: “Выводи”.

(Команда с земли) Третьяков: “Выводи, добавь обороты”.

(Команда с земли) Яцюк: “Форсаж”. Голосовой информатор: “Предельный угол атаки, предельная перегрузка”.

(Команда с земли) Третьяков: “Добавь обороты”.

Остановка магнитофона.

По словам Евгения Марчука, то что летчики вышли за пределы зоны пилотирования, может свидетельствовать или о нарушении пилотного задания, или же – что его четко не сформулировали командиры. Но в этом уже будут разбираться следователи Генпрокуратуры. Что же касается госкомиссии, она и так обнаружила слишком много недостатков в организации шоу. По мнению Евгения Марчука, вина военных и в том, что план проведения показательных полетов остался на бумаге. Подчиненные Стрельникова даже не создали группу контроля. А органы местного самоуправления и исполнительной власти должны отвечать за то, что не предусмотрели условия, при которых чрезвычайная ситуация не могла бы возникнуть.

Как и прогнозировали журналисты, список причастных к катастрофе, на этой неделе увеличился. Среди тех, кто – цитирую – “не выполнил в полном объеме свои служебные обязанности” – названы: заместитель главкома ВВС по боевой подготовке генерал-лейтенант Волошенко и его заместитель генерал-майор Алексеев; начальник службы безопасности полетов 14-го авиакорпуса полковник Лукиных. Среди гражданских – первый зам. главы Львовской обладминистрации Сендега, львовский городской голова Буняк, управления делами львовского горисполкома Кузан.

Правда, подобные заявления Марчука, не оставили равнодушными тех, кого они касаются. Практически все из вышеназванных лиц, сделали заявления о своей непричастности к трагедии.

Евгений Марчук, председатель госкомиссии, по расследованию причин авиакатастрофы: “Я не коментував і не буду коментувати висловлювання льотчиків. Мені зрозуміло по-людськи що вони говорять і чому говорять. Але я би не тільки їм, але військовим поради – …..коли ти перший раз виходиш на телебачення, то хоча б починай з того, що попроси пробачення перед всіма тими, хто втратив родичів. Це стосується не тільки Топонаря. Коли ми вперше прилетіли на аеродром, було 20 – не менше телекамер – всі військові, причетні до цього там стояли, але жодному чомусь не захотілось вийти перед камери и сказати що я прошу родичів пробачення”.

Не извинилась перед родственниками пострадавших и местная власть. Львовский мэр вообще считает, что она не причастна к катастрофе и возлагает ответственность…. на средства массовой информации. Именно они , по словам Буняка, зазывали львовян на злополучное шоу.

Журналисты в долгу не остались и уже подали на мэра в суд. Именно органы правосудия поставят точку и в уголовном деле, расследованием которого занимается Генпрокуратура. Согласно закону, предварительное следствие должно быть закончено в течение 2 месяцев.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here